Старостин Е. В.

АРХИВНОЕ ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЕ

Появление новых и отмирание старых понятий, изменение их содержания, возникновение одновременно несколько терминов-синонимов и т.п. является неизбежным следствием развития любой науки и тем более той, которая в силу отраслевого характера пересекается с другими областями человеческих знаний. Такой путь проходило западное архивоведение, по такому пути идем и мы. Потребовался не один десяток лет на Западе (начиная с "Эльзевировского словаря" 1964 г.),чтобы более или менее унифицировать научную терминологию архивоведения. И наш известный "Словарь современной архивной терминологии социалистических стран" (1982) также нуждается в коренной переработке.

Своим письмом "На каком языке мы говорим", помещённом в Отечественных архивах (1999. № 3), автор данной статьи пытался привлечь внимание архивной общественности России к этой проблеме. Сразу заметим, что безрезультатно, что вынудило автора повторить свои основные мысли в заметке "Терминологическая интервенция", помещенной в "Отечественных архивах" (2001, № 5).

В настоящей публикации сделана попытка проследить зарождение и развитие понятия "архивное источниковедение". В терминологических словарях России этого термина нет, не включен он и в недавно появившемся в Украине Терминологичном словнике "Архивистика" (Киев, 1998). Да и западным архивистам, если судить по "Dictionnaire des archives" Бруно Дельмаса (Париж, 1991), оно тоже не знакомо. Не является ли это понятие мертворожденным, или за ним все-таки стоит конкретное содержание? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо вернуться к истокам его зарождения.

В конце 60-х- нач. 70-х гг. этот термин бытовал в среде историков-архивистов. Однако, только на конференции в Вологде в 1976 г. С.О.Шмидт упомянул публично это понятие, заметив, что вырисовывается конкретная историческая дисциплина - изучение источников по истории архивов ( архивное источниковедение) и по истории археографии (источниковедение археографии)" [1]. С.О. Шмидт "созрел" для этой мысли, поскольку уже давно активно разрабатывал источники по истории архивного дела, публикуя многочисленные работы по истории Царского архива Ивана IV, развитию отечественного делопроизводства, архивному законодательству первых лет Советской власти, историографическому наследию архивоведения, о выдающихся архивистах России и т.п. Однако, как это бывало и раньше, Сигурд Оттович не развил эту мысль в какой-нибудь статье, посвященной прикладному источниковедению. Для 60-80-х гг. "характерен напряженный, с каждым годом усиливающийся интерес к разработке теоретико-методологических проблем источниковедения", - писал один из лучших историографов этой науки И. Л. Беленький [2]. И с ним нельзя не согласиться. Именно в это время в науку входят термины, уточняющие сферы применения источниковедения: "лингвистическое, археологическое, этнографическое, социологическое и пр. источниковедение" [3].

В 70-80-х гг. о "проблемах источниковедения архивного дела" говорили и писали В.Н.Автократов и О.М.Медушевская. Первый автор в своей докторской диссертации посвятил несколько страниц процессу дифференциации архивоведческих знаний, формулированию "частных архивоведческих теорий". Он верно отметил тенденцию "усиления связей архивоведения с источниковедением, выражающуюся в стремлении осмыслить и освоить в ряде случаев "теоретическую подоснову обеих дисциплин". Это позволяет говорить об "архивном источниковедении", которое сейчас лучше всего просматривается на материале архивов".[4] Источниковедческий подход, по его мнению, вторгается и в теоретические вопросы "классификации, фондирования документов, их описания и поиска". Несколько иное понимание "архивного источниковедения" пыталась приписать Автократову Л.В.Борисова в статье "Делопроизводственные документы советской эпохи: историография и источниковедение", опубликованной в 1994 г.[5] Л. Б. Борисова ссылалась на известную статью В.Н. Автократова и А.В. Елпатьевского 1975 г., в которой ученые описывали и классифицировали письменные источники[6]. Но в указанной статье они не употребляли этот термин. В.Н. Автократова, к сожалению, спросить нельзя, а вот его соавтор А.В.Елпатьевский в разговоре со мною заметил, что он, вообще, отрицательно относился к введению этого понятия в архивоведение, и что в статье речь шла об источниковедческих аспектах письменных источников.

О.М. Медушевская, чья эрудиция в вопросах методологии источниковедения вызывает уважение , не раз отмечала теоретические и практические основы взаимодействия архивоведения и источниковедения. Констатируя, что они имеют "различный предмет" ( цель), не совпадающие объекты исследования, Медушевская неоднократно подчеркивала, что к архивным документам "применимы методы источниковедения и прежде всего источниковедческого анализа"[7].

Почему же все-таки В.Н.Автократов,С.О.Шмидт и О.М. Медушевская, нащупав новые смежные области научного знания, лежащие между источниковедением и архивоведением, ограничились только постановкой вопроса ? Ответ, пожалуй, следует искать в господствовавшей в тот период методологии, а точнее ее теории познания, представлявшей причудливую смесь гегельянства, неопозитивизма и исторического материализма, которая тормозила творческие возможности ученых.

В 90-е гг. к этой проблеме вернулись два выпускника кафедры источниковедения и вспомогательных исторических дисциплин - Е.В.Старостин и В.В.Кабанов. Интерес к этой теме был подогрет всероссийскими конференциями по проблемам взаимодействия и взаимосвязи архивоведения и источниковедения, которые с 1994 г. стал проводить ВНИИДАД (М.В.Ларин и В.Д.Банасюкевич). Уже на первой конференции проф.В.В.Кабанов выступил с докладом "Архивное источниковедение", основные принципы которого он повторил в изданном курсе лекций "Источниковедение истории Советского общества".(М., 1997). Тремя годами ранее проф. Е.В. Старостин, участвовавший в первых чтениях памяти А.Л. Станиславского (1991), познакомил слушателей со своим пониманием термина "архивное источниковедение". В.В. Кабанов, являясь, пожалуй, самым именитым знатоком источниковедения России XX века, выделил отличительные черты "архивного источниковедения", противопоставив его "печатному источниковедению" (терминология - В.В.К.). "Архивное источниковедение" ,писал автор, имеет дело, так сказать, с первозданным, "чистым" документом, созданным в недрах того или иного учреждения или написанным тем или иным частным лицом". Таким образом, в разряд "архивного источниковедения" включены документы, не тиражированные для публичного использования. Вторая черта " архивного источниковедения" ,по мнению В.В.Кабанова, его теснейшая связь с архивной эвристикой,и, наконец, третья - состоит в методике исследования какого-нибудь архивного документа (или группы их), особенно делопроизводственного , как исторического источника[8].

Наше понимание "архивного источниковедения" отличается от тех положений, которые сформулировал проф.В.В.Кабанов. Оно включено в более широкое понятие "архивология" и является его важнейшей частью. Поскольку упоминавшийся в "чтениях" представленный мною доклад по воле редактора сокращен вдвое и к тому же не читаемо напечатан, позволю расшифровать авторские слова. "Архивология", формирующаяся на стыке источниковедения и архивоведения, занимается выявлением и разработкой важнейших комплексов источников по истории архивного дела и архивов: описей, инвентарей, каталогов, путеводителей, дел фондов, коллекций, фондов, архивов, проектов архивных законов, нормативно-методических актов и т.п. В более широком смысле, т.е. идя дальше С.О.Шмидта, "архивология" занимается не только изучением проблем "архивного источниковедения", но и исследованием всех аспектов документирования человеческого опыта"[9]. И та, и другая сторона "архивологии" имеет исключительное значение для правильного прочтения источника. Историку, например, чрезвычайно важно знать при подходе к освещению той или иной темы развитие принципов классификации документов в архиве или форм и методов отбора документов на хранение; он должен быть осведомлен о всех перемещениях, которые когда-либо происходили в хранилище, насколько полно сохранился тот или иной комплекс документов, какие материалы и по каким причинам были переданы в другие архивы или были уничтожены. Знания о пробелах в документальной летописи страны также необходимы для верной реконструкции прошлого, как и сведения о наличии письменных свидетельств. Не менее важна информация о господствовавших в тот или иной период развития общества систем документирования (не путать с организацией делопроизводства), о влиянии на них политических, экономических, культурных, ментальных и пр. факторов, знания о которых может предохранить исследователей от ненужной траты времени и нередко от серьезных ошибок.

Итак, в отличие от проф.В.В.Кабанова, обозначившего предмет "архивного источниковедения", исходя из способа производства документа (письменный - антитеза печатному), мы видим его предназначение в анализе всего комплекса источников ("объектов культуры" - по О. М. Медушевской), создаваемых в процессе функционирования государственных, общественных и частных архивохранилищ, рукописных отделов библиотек и музеев, центров документации и т.п. Но это только, как говорят математики, "первое приближение" к решению проблемы. Следующим шагом является комплексное изучение всего процесса документирования человеческого опыта. Сложение этих двух направлений и позволило нам обозначить область научных знаний, которую мы условно назвали термином "архивология".

Экскурс в этимологию понятия "архивное источниковедение" открывает новые области знаний, лежащие на стыке источниковедения, архивоведения, документоведения и исторической информатики. В известном смысле он противостоит вторичному наступлению неокантианских представлений в российскую историческую науку[10].


  1. Шмидт С.О. Некоторые итоги и перспективы развития археографии отечественной истории // Археография и источниковедение / Сев. Археогр. Сб. Сыктывкар, 1917. - Вып.4. Перепеч. В кн.: Шмидт С.О. Археография, архивоведение, памятниковедение. - М., 1997. - С.29-50.
  2. Беленький И.Л. Разработка проблем теоретического источниковедения в советской исторической науке (1960-1984 гг.). Аналитический обзор. - М., 1985. - С.5.
  3. Старостин Е.В. Техника социологических исследований (социологическое источниковедение) // Аннотации докладов. XXVI научно-исследовательская конференция МАДИ. - М., 1968. - С.31-32; Кибрик Л.Е. Методика полевых исследований (к постановке проблемы). - М., 1972; Клейн Л.С. Археологические источники. - М., 1978; Катков О.И. Лингвистическое источниковедение и история русского языка. - М., 1980; Бельчиков Н.Ф. Литературное источниковедение. - М., 1983; Источниковедение истории философии // Емельянов Б.В., Любутин К.Н. Введение в историю философии. - М., 1987. С.57-91 и др.
  4. Автократов В.Н. Теоретические проблемы советского архивоведения (1960-1970). Докт.дис. - М., 1982. С.17. (В этом году докторская диссертация В.Н.Автократова была опубликована Т.И.Хорхординой).
  5. Борисова Л.В. Делопроизводственные документы советской эпохи: историография и источниковедение (20-80-е гг.) // ОА. 1994.№ 2. С.19-30.
  6. Автократов В.Н., Елпатьевский А.В. Проблемы комплектования архивов современными документами (источниковедческий аспект) // Источниковедение отечественной истории. - М., 1976. С.5-40.
  7. Медушевская О.М. Источниковедение в современной социальной практике // Источниковедение и вспомогательные исторические дисциплины: теория и методика. - М., 1990; Она же. Архивоведение и источниковедение: единство и различия как проблема междисциплинарного взаимодействия // Архивоведение и источниковедение отечественной истории. Проблемы взаимодействия на современном этапе. - М., 1997. - С.11-15; Она же. Метод источниковедения и междисциплинарные аспекты // Источниковедение. Уч.пос. авт. Данилевский И.Н., Кабанов В.В., Медушевская О.М., Румянцева М.Ф. М.: РГГУ. 1998. С.122-170.
  8. Кабанов В.В. Источниковедение истории Советского общества. М., 1997. С.41-43.
  9. Старостин Е.В. Архивология // Реализм исторического мышления: проблемы отечественной истории периода феодализма // Чтения, посвященные памяти А.Л.Станиставского. Тез.докл. - М., 1991. - С.240.
  10. Частично свои взгляды на обсуждаемую проблему автор высказал в только что опубликованной книге - Старостин Е.В. Архивы России. Методологические аспекты архивоведческого знания М.: РОИА. 2001.
На початок

Сукало Алевтина, аспірантка
Київського національного університету
імені Тараса Шевченка

ВИКОРИСТАННЯ МОЖЛИВОСТЕЙ АРХІВНИХ САЙТІВ У ДИСТАНЦІЙНІЙ ОСВІТІ

Дистанційна освіта (ДО) - це процес, який базується на принципі самостійного навчання студентів в певному оточенні, що створюється сукупністю інформаційних технологій, які забезпечують надходження матеріалу; інтерактивну взаємодію студентів та викладачів; надає можливості самостійного опрацювання навчального матеріалу з використанням новітніх технологій, заснованих на застосуванні персональних комп'ютерів, відео-, аудіо- та оптоволоконної техніки.

Головною перевагою ДО, як і всієї технології роботи в Інтернеті, є переміщення акценту з вербальних методів навчання історії на методи пошукової творчої діяльності. Інформаційне середовище Інтернет вирішує проблему доступу до знань в різному вигляді у будь-який час, у будь-якому місці. Посередником між накопиченими знаннями та людиною, зацікавленою в цих знаннях, є машина.

За допомогою новітніх інформаційних та комунікаційних технологій, таких як електронна пошта, відеоконференції, комп'ютерні навчальні програми, телеконференції між студентами або групами студентів та тьютором (викладач-консультант, який здійснює керівництво самостійною роботою) здійснюється інтерактивний діалог. Теорія та практика ДО у взаємодії з існуючими інтернет-технологіями вимагає створення навчальних закладів нового типу, навчальний процес в яких базується на комп'ютерних та віртуальних моделях, за рахунок використання мобільного інформаційно-навчального середовища.

Світовий досвід має блискучі успіхи в цьому напрямку - вже функціонують віртуальні класи та віртуальні університети, наприклад, віртуальний Інтернет-університет CASO, який надає майже 3 тисячі інтерактивних курсів, у тому числі з історії та теорії архівної справи; віртуальний університет СПЕКТРУМ, - найбільший online-заклад в Інтернеті, Відкритий університет Західного Сибіру, Британський Відкритий та Західний губернаторський університети. У віртуальних класах закладів ДО вже навчається понад півмільона студентів майже з 128 країн світу.

Світова тенденція переходу до нетрадиційних форм навчання простежується у збільшенні кількості вузів, які здійснюють підготовку за технологіями ДО. За міжнародною статистикою, у 2000 році 7 мільйонів студентів отримали освіту через Інтернет, наприклад, понад 50 відсотків навчальних закладів США використовують ДО, фінансовий ринок якої складає майже 600 млн.долларів на рік.

Перевагами перспективного розвитку ДО опікуються і провідні навчальні заклади України. Це особливо стосується Національного технічного університету КПІ та Київського національного університету імені Тараса Шевченка, сайт якого розміщує інформацію щодо розроблення та застосування комп'ютерних технологій у ДО студентів. На жаль, ці розробки мають в основному декларативний характер, це підкреслюється відсутністю на сайті навчальних курсів у вигляді окремих програм, у тому числі з історичних дисциплін, зокрема архівознавства.

ДО передбачає, головним чином, самостійне ознайомлення та опрацювання навчального матеріалу в режимі діалогу з комп'ютером. Тому особливу важливість набуває організація навчального процесу з урахуванням інтеграції всіх інформаційних ресурсів в єдину мережу та створення так званої віртуальної кафедри, тобто такої, яка не має базової структури в реальному просторі. Але це поняття об'єднує в собі комп'ютерну інтеграцію кращих педагогічних, навчально-методичних, організаційних та наукових структур, які надають основну та додаткову інформацію для оволодіння обраною спеціальністю. До таких структур належать й архівні установи.

Можливості ДО в галузі історичних дисциплін, в ідеалі, дозволяють ширше використовувати інформаційний потенціал архівних установ в порівняні з традиційними методами навчання, що дасть змогу навчити студента не тільки користуватися "голими" історичними фактами, а й вільно орієнтуватися в історичному просторі за допомогою документальних джерел.

У зв'язку з недостатнім фінансуванням архівної галузі України, більшість архівів не мають змоги використовувати потенціал Інтернет-мережі для репрезентування своїх інформаційних продуктів. Все це гальмує створення тематичних повнотекстових баз даних у вигляді електронного архіву, призначених задовольняти попит користувачів, у т.ч. і студентів ДО.

Відтак аналізувати можливості використання наукової інформації на сайтах вітчизняних архівів або розмовляти щодо їх перспектив в навчальному процесі можна лише теоретично. У процесі вивчення потенціалу сайтів зарубіжних архівних установ, які в розробці та структурі наданої інформації цілеспрямовано не орієнтувалися на потреби ДО, доходимо до висновку, що їх матеріали, структура гіпертекстової побудови, повнота розкриття меню, створення найсприятливіших умов для користувача уможливлюють їх використання для навчання на відстані. Треба відзначити, що зарубіжні колеги дуже швидко оцінили можливості Інтернет і стали використовувати мережу для повнішого та якісного обслугування своїх користувачів.

Так, Міжнародна Рада Архівів (ICA) створила сайт, який містить дані щодо архівів міжнародних організацій, бізнес-архівів, підприємств, муніципальних, парламентських та архівів політичних партій. Подається інформація про міжнародні заходи і програми МРA, також надається перелік публікацій (путівники); Сайт Архівної Служби США. Серед величезної кількості різноманітної фахової інформації певну увагу привертають подані електронні копії таких документів як "Декларація незалежності США", "Конституція США", "Білль о права" та ін.; Сайт "Архіви світу". Сама назва розкриває його інформаційно-довідкове наповнення; Сайт "Архіви ЮНЕСКО". Це короткий путівник по архівним службам ЮНЕСКО; Сайт Національного архіву Канади має складну структуру. Пошукова система дозволяє здійснювати пошук в 13 базах даних архіву, наслідком якого користувач отримує описання архівного документа. А під час роботи з деякими базами даних має можливість отримати копію документу. Сайт репрезентує та розповсюджує створені бази даних, використовуючи при цьому один з видів нетрадиційного носія інформації, у даному випадку на CD.

Сайт ВНДІДАС знайомить користувачів з напрямками науково-методичної та видавничої діяльності даної організації. Представлені матеріали конференцій, семінарів, нарад, перелік наукової літератури та баз даних, які видає інститут і які можна замовити;

Сайт "Архивы России: Москва и Санкт-Петербург" був створений на базі даних АрхеоБібліоБеза, розробка та створення якої є наслідком російсько-американського співробітництва. Охоплює відомості федерального, обласних та міських архівів.

На жаль, сайти російських архівів мають здебільшого рекламний характер і лише 2 архіви (Російський державний архів кінофотодокументів та Державний архів Новосибірської області) надають для перегляду електронні каталоги.

Український інформаційний простір представлений декількома архівними сайтами, які можуть використовуватися у ДО. По перше, це офіційний сайт Державного комітету архівів України, репрезентований користувачам на початку 2001 року. Інформаційний потенціал дозволяє користувачам ознайомитися зі структурою архівної галузі держави, історією її розвитку, проблематикою, науковими досягненнями, нормативно-методичними матеріалами. На сайті представлена законодавча база з архівної галузі, статті фахівців та науковців, що надає змогу студентам іще поповнити знання з фаху. Окремо треба відзначити повноту поданих анотованих списків фахової літератури та повну електронну версію часописів "Архіви України" та "Вісник Держкомархіву". На жаль, бази даних окремих центральних, обласних та галузевих архівів представлені на сайті лише у вигляді переліку.

Подання цих продуктів у глобальну мережу Інтернет на сучасному етапі можливо лише завдяки створенню МЕТА-бази на сайті Держкомархіву, який є координатором дій фахівців галузі. База мала б на меті інтегрувати розпорошені по установах тематичні та облікові підбірки матеріалів, використовуючи інформацію Паспорту бази даних (назву, тип, зміст та її призначення, розмаїття поданих документів, мову запису, кількість описів, можливості доступу та ін.). Ознайомлення студентів з структурою побудови баз, методикою опису джерел та алгоритмами пошуку інформації, незалежно від відстані її знаходження, сприяє розвитку творчого підходу у вивченні обраного предмету та формує інформаційну культуру, яка є розумінням основних способів подання та здобуття знань зосереджених на комп'ютерних файлах з подальшим їх застосуванням на практиці.

Навчальним матеріалом можуть бути інформаційні ресурси сайту "Архівні ресурси української археології та історії на WWW". Найцікавішим для вивчення за нашою тематикою є розділ Наукового архіву, один з підрозділів якого представляє особові фонди 37 вчених-археологів (окремі фонди мають гіпертекстове розширення), та фототека, яка вміщує якісні зображення трипільської культури, розкопок скіфських курганів та ін.

Величезний за обсягом матеріал надає сайт Національної бібліотеки України ім. В. І. Вернадського. Інформація, представлена на ньому, допомагає задовольнити будь-яку потребу користувача, в тому числі і з навчальною метою. Дуже добре представлено науково-довідковий апарат у вигляді електронного каталогу з багатьма посиланнями та переліком створених баз даних. Сайт також має посилання й на внутрішні установи Бібліотеки, як-то Інститут рукопису, Інститут архівознавства, Інститут біографічних досліджень, Центр комп'ютерних технологій та ін., хоча, на жаль, ці сторінки мають виключно описовий характер.

Ці інформаційні інституції, використовуючи сучасні технології, відкривають студентам доступ до нетрадиційних джерел інформації, підвищують ефективність самостійної праці, надають цілком нові можливості для творчості, знаходження й закріплення різноманітних професійних навичок. Подальший прогрес у підвищенні якості підготовки фахівців має сенс лише з впровадженням більш досконалих технологій на базі комп'ютерних засобів. При цьому якісно новим об'єктом є комп'ютерна мережа, що відтворює логічний зв'язок та інформаційне наповнення навчального середовища.

Широке запровадження Інтернет у навчанні не дозволяє розглядати перспективні навчальні проекти у відриві від технологій цього унікального інформаційного й транспортуючого середовища. Воно визначило появу мережевих технологій навчання через Інтернет, що активно стимулює необхідність створення системи мережевого інформаційного забезпечення учбового процесу, в тому числі і в створенні галузевих електронних архівів.

На початок

Шумейко М.Ф.
вед. научн. сотр. БелНИИДАД
доцент БГУ

ПОДГОТОВКА ИСТОРИКОВ-АРХИВИСТОВ В БЕЛАРУСИ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ

Вопросы подготовки квалифицированных кадров историков-архивистов приобретают особую актуальность в связи с формированием архивного дела в качестве самостоятельной "отрасли жизнедеятельности общества, охватывающей научные, политико-правовые, культурологические и технико-экономические аспекты организации хранения архивных документов и использования их информации" [1]. Однако, еще до создания структуры архивных учреждений, с появлением исторических архивов в Беларуси, России, Украине наиболее дальновидные ученые и чиновники предпринимали конкретные действия по организации подготовки профессиональных кадров для работы в этих, а также других ведомственных архивах.

Изучение истории архивного дела во второй половине ХIХ - начале ХХ вв. показывает, что наиболее эффективной и плодотворной деятельность первого исторического архива Беларуси - Витебского центрального архива древних актовых книг -была в тот период, когда во главе его находился выпускник Петербургского археологического института Д.И. Довгялло (1868-1942). Он и в дальнейшем играл важную роль в организации архивных учреждений, появившихся после образования белорусской советской государственности, внес существенный вклад в развитие архивоведения, археографии, источниковедения [2].

Московскому археологическому институту обязаны своим становлением как архивистов-археографов Б. Р. Брежго, М. В. Мелешко, А. А. Шлюбский и др., занимавшие ответственные должности в архивных учреждениях Беларуси в 1920-е годы. Остановимся несколько подробнее на деятельности одного из трех отделений этого института -Витебского, открытого по инициативе местной губернской ученой архивной комиссии в октябре 1911 г. [3].

Программа обучения на этом отделении при его создании существенным образом не отличалась от программы головного института, хотя впоследствии она была скорректирована с учетом местной специфики. Перечень дисциплин, которые читались для слушателей отделения, включал в себя как общеисторические, так и специальные исторические дисциплины: русскую историю, русскую историографию, русскую историческую географию, русские юридические древности, чтение важнейших памятников русского права с древнейших времен до ХVІІІ в., историю русского языка, славяно-русскую палеографию, чтение древних рукописей, греческую палеографию, греческую эпиграфику, историю археологических открытий, историю русского искусства, историю эстетических учений, хронологию и метрологию, библиотековедение, греческий, латинский, немецкий языки, историю народного хозяйства, первобытную археологию, историю учреждений России, дипломатику общую и специальную, философию истории, историю русской литературы, генеалогию, геральдику всеобщую и русскую, сфрагистику, латинскую палеографию, архивоведение [4].

В начале 1913 г. на отделении создается кафедра древностей Северо-Западного края. И тогда же директор МАИ предлагает известному витебскому историку, архивисту, археографу А. П. Сапунову читать курс лекций по истории и древностям Северо-Западного края. В феврале 1913 г. Сапунов был утвержден преподавателем по этой кафедре, с одновременным избранием профессором и почетным членом института, оставаясь в этих должностях вплоть до ликвидации МАИ в 1922 г. [5].

В личном архиве ученого, ныне хранящемся в Витебском областном краеведческом музее и насчитывающем около 500 ед. хр., среди прочих документов находятся и рукописи его лекций, читанных на Витебском отделении МАИ в разное время: по истории и древностям Северо-Западного края, истории и охране памятников, палеографии, истории Беларуси, белорусоведению и др. К сожалению, до сих пор белорусские историки и архивисты не проявили должного внимания к этому источнику, крайне важному не только для исследования научной деятельности "витебского летописца", но и для изучения истории архивного образования в Беларуси, ограничиваясь лишь небольшими заметками информационного характера [6].

С образованием в 1922 г. Центрархива республики и особенно с возвращением весной 1924 г. Витебска и Могилева, в которых находились крупнейшие исторические архивы, в состав Беларуси, проблема подготовки кадров архивистов приобретает особое значение. Она находится в центре внимания участников проходившей в мае 1924 г. Первой всебелорусской конференции архивных работников. Выявились две точки зрения по данной проблеме. Первую представлял ректор Белгосуниверситета В.И. Пичета, выступавший с основным докладом "О подготовке архивных работников". Исходя из объективных реальностей (голод в Поволжье и, как следствие этого, невозможность открытия при Центрархиве России Археографического института с русским, белорусским и украинским отделениями) докладчик считал "самым верным делом" создание краткосрочных 3-х месячных курсов для подготовки практических работников архивов. "Такие курсы, - отмечал он, - имели бы задачу ознакомить слушателей с теорией архивоведения, историей Белоруссии, центральных и провинциальных учреждений, текущим делопроизводством, славяно-белорусской и латино-польской палеографией, что должно сопровождаться чтением рукописей. Такие курсы должны привлечь архивных работников, учащихся и при наличии средств будут иметь громадный успех. Конференция должна пожелать, чтобы вопрос о архивоведении занял определенное место и в высших учебных школах, чтобы там читались специальные курсы по архивоведению. Текущая жизнь требует подготовки архивных работников. А это требует открытия краткосрочных курсов, курсов, не требующих больших затрат. Белоруссия таким способом сумеет подготовить два кадра работников - людей с исторической социальной подготовкой, прошедших курс архивоведения, и архивистов-практиков" [7].

Оппонент Пичеты, в недавнем прошлом заведующий Витебским отделением МАИ, Б. Р. Брежго считал, что "самым подходящим… было бы при Белорусском университете в Минске же открыть Археологический институт, который, распадаясь на два отделения: археографическое и археологическое, готовил бы архивистов и археологов, в которых также ощущается в Белоруссии нужда" [8].

Вопреки мнению ректора Белгосуниверситета, Б. Р. Брежго считал неприемлемым для Беларуси способ подготовки архивистов при архивах, поскольку "личный состав архивов Белоруссии сам нуждается в архивной подготовке". Открытие при университете кафедры архивоведения, как способ подготовки кадров архивистов, предлагаемый В. И. Пичетой, не даст, по мнению Брежго "архивистов с соответствующей их званию подготовкой, т.к. одно и то же лицо в университете вынуждено будет читать своим слушателям лекции и по архивоведению, и по дипломатике, и по палеографии, и вообще все те специальные курсы, о которых упоминал раньше [9]. Все это будет преподано слушателям в обрывках и кроме того, слушателям невозможно будет дать надлежащей практической подготовки, что чрезвычайно важно для лиц, избравших своей специальностью архивную работу" [10].

Очевидно, что отстаиваемый Б.Р. Брежго вариант подготовки кадров архивных работников опирался на опыт недавно закрытых археологических институтов, включая и Киевский, о котором, кстати сказать, по известным причинам почти не упоминалось в последующей советской архивоведческой литературе. Заметим в этой связи, что даже довнароведы обошли своим вниманием тот факт, что инициатива создания института и руководство им в первый период деятельности принадлежали М. В. Довнар-Запольскому [11]. Правда, при этом ученый подразумевал и использование опыта подготовки кадров архивистов, накопленного во Франции (Ecole des Chartes), Австрии (Institut für Österreichische Geschichtsrorschung), Германии (Archiwschule в Марбурге), отмечал значительные успехи Украины в этом направлении: "Украина в этом отношении далеко опередила Белоруссию" [12].

Состоявшаяся далее дискуссия по обоим докладам показывает понимание участниками конференции важности и значимости работы по подготовке высококвалифицированных кадров архивистов. Ее своеобразной квинтэссенцией стало выступление председателя Института белорусской культуры С. М. Некрашевича, который заявил: "Тав. Брэжга прачытаў даклад вельмі цікавы, але далекі ад ажыцьцяўленьня яго. Курсы, аб якіх гаварыў У. І. Пічэта, ажыцьцявіць легка, і я далучаюся да гэтай думкі. Таксама выказываю пажаданьне, каб на педфаку была арганізавана кафедра архівазнаўства" [13].

Принимая во внимание тесные связи, существующие между архивным делом и делопроизводством, а также музейным, библиотечным делом, зам. руководителя Центрархива Беларуси М. В. Мелешко предлагал "на гэтыя курсы …ўцягнуць і супрацоўнікаў наркаматаў, каб наладзіць добра справу дзелаводства", а руководитель Центрархива Д.Ф. Жилунович считал целесообразным сделать такие курсы не только архивными, но и музейно-библиотечными.

В принятой до докладам В. И. Пичеты и Б. Р. Брежго резолюции отмечалось: "Заслухаўшы даклады… нарада беларускіх архівістаў лічыць неабходным утварыць у бліжэйшыя часы курсы для падгатоўкі архіўных, музэйных і бібліатэчных працаўнікоў і лічыць пажаданым дзеля падгатоўкі архівістаў утварэньне ў унівэрсітэце адпаведнай кафедры" [14].

Некоторые попытки реализации резолюции конференции предпринимались историками и архивистами Беларуси, начиная с 1925 года. В первую очередь это было связано с деятельностью переехавших летом этого года в белорусскую столицу М.В. Довнар-Запольского и Д.И. Довгялло, возглавивших с 1 октября 1925 г. Историко-археологическую секцию Инбелкульта. Известно, например, что с осени 1925 и до лета 1926 г. ими были организованы на социально-историческом отделении педфака БГУ небольшие семинары по архивному делу, однако, как считает современный исследователь истории архивного дела в Беларуси, "нягледзячы на тое, што яны наладжаны пры удзеле прафесара Доўнар-Запольскага і асістэнта з 1 кастрычніка 1925 г., а потым дацэнта кафедры гісторыі беларускай культуры на педфаку Дз.І. Даўгяла, які раней працаваў загадчыкам аддзелу магілеўскага Цэнтрархіва, вялікага уплыву не мелі" [15].

Позитивное значение в деле подготовки кадров историков-архивистов-археографов республики имел и читаемый Д. И. Довгялло для студентов вышеназванного отделения университета специальный курс "Источники и источниковедение Беларуси", включавший в себя и элементы архивоведения и археографии [16]. Для обмена опытом работы, повышения квалификации и оказания помощи на местах Центрархив Беларуси направлял своих сотрудников в окружные архивы на срок до одного месяца, а сотрудники окружных архивов вызывались для работы в Центрархив [17].

Наиболее действенной же формой подготовки и повышения квалификации кадров белорусских архивистов являлось их участие в архивных курсах, регулярно организуемых Центрархивом России, сотрудничество с украинскими и российскими коллегами, получение от них учебной литературы, периодических изданий по архивоведению, археографии и пр.

К сожалению, осталась нереализованной резолюция конференции в части открытия кафедры архивоведения на педфаке БГУ, хотя попытки ее создания, правда, не в БГУ, а в Минском пединституте, предпринимались в начале 1930-х годов. Так, в протоколе заседания Рабочей коллегии ЦАУ Беларуси от 14 июля 1933 г. читаем: "11. Слухалі: Аб арганізацыі кафэдры архівазнаўства пры Менскім вышэйшым пэдагагічным інстытуце (дакл. Іодка). Пастанавілі: Даручыць тав. Шабаціну папярэдня прапрацаваць пытаньне з Наркамасьветай і ВПІ і пры станоўчай магчымасьці-распрацаваць наметку праграмы" [18]. Нам не удалось обнаружить документов о том, чем закончилась эта история, хотя косвенные данные свидетельствуют об отрицательном решении вопроса с созданием кафедры. На это указывает то обстоятельство, что в июне 1934 г. И. Н. Шабатин участвовал в конкурсе на замещение профессорской и доцентской должностей в Пединституте и был забаллотирован. 2 августа этого года он уволился с должности научного специалиста-архивиста ЦАУ Беларуси (на основании действовавшего на то время в Беларуси законодательства это звание соответствовало званию профессора в ВУЗе)и уехал с семьей из республики [19].

С созданием в 1930 г. Московского историко-архивного института подготовка специалистов для работы в архивных учреждениях республики осуществляется в основном здесь, по общим программам, не всегда учитывавшим национальную специфику (в частности, в вопросах преподавания палеографии, генеалогии, геральдики, сфрагистики и т. п.). На данное обстоятельство, правда, применительно к преподаванию в МГУ, обращал в свое время внимание академик М. Н. Тихомиров, читая спецкурс "Приказное делопроизводство в ХVІІ веке" [20]. Другой российский историк-архивист и археограф И. Ф. Колесников, учитывая наличие документов на белорусском и украинском языках не только в архивах этих республик, но и в фондах Госархива феодально-крепостной эпохи (нынешний РГАДА), также подчеркивал важность владения архивистами не только русской, но и белорусской, украинской палеографией. "Для правильного понимания содержания рукописи (чему также должна учить палеография), - писал он, - необходимо знать язык ее - русский, украинский, белорусский с местными особенностями каждого из них в известный период времени" [21].

В очередной раз вопрос о подготовке в республике кадров историков-архивистов встал в конце Великой Отечественной войны в связи с намечавшимся огромным объемом работы по восстановлению системы государственной архивной службы. 24 апреля 1945 г. Совнарком Беларуси принял постановление "О восстановлении зданий государственных архивов БССР и подготовке кадров историков-архивистов" [22]. Четвертый пункт постановления гласил: "Обязать Наркомпрос БССР (тов. Уралову) создать в составе исторического факультета Белорусского государственного университета историко-архивное отделение с планом набора в 1945 г. 20 человек" [23]. Предполагалось, что лица, оканчивающие это отделение, будут направляться в распоряжение руководства архивной службой Беларуси. К сожалению, и это, как и аналогичные предыдущие решения, осталось нереализованным вследствие отрицательного отношения к нему со стороны Всесоюзного комитета по делам высшей школы [24].

И лишь спустя почти полвека, прошедшие после принятия данного постановления, был наконец-то и в Беларуси решен вопрос о подготовке кадров историков-архивистов. В соответствии с постановлением Министерства образования и науки Республики Беларусь с 1 сентября 1992 г.на историческом факультете БГУ начали работать отделения архивоведения и музееведения (с 1 сентября 2001 г. они пополнились и отделением документоведения, документационного обеспечения управления) с дневной и заочной формами обучения. 17 июня 1993 г. приказом министерства была утверждена специальность "историко-архивоведение" со специализациями "архивоведение" и "организация архивного дела". Курирование архивным отделением взяла на себя кафедра источниковедения и музееведения, созданная решением ректората БГУ от 27 июня 1992 г. (Летом 2001 г. кафедра разделилась на две - источниковедения и музеелогии и этнологии, оставив за собой кураторство отделением архивоведения и новосозданным).

Одной из главных проблем, с которой пришлось столкнуться кафедре вскоре после ее создания, являлась кадровая, а также проблема обеспечения студентов нового отделения учебниками и учебными пособиями по базовым курсам. Следует отметить, что благодаря тесным деловым контактам кафедры с руководством Государственной архивной службой республики, центральными архивами Беларуси, приходу на кафедру ряда инициативных и профессионально подготовленных преподавателей к настоящему времени эти проблемы в основном решены. Важную роль при этом сыграли и продолжают играть партнерские отношения с родственными ВУЗами - российскими, украинскими, имеющими значительный опыт и большие традиции в подготовке историков-архивистов. Они реализовывались как в форме подготовки и проведения совместных научных конференций по различным аспектам архивоведения, археографии, документоведения, обмена научной и учебной литературой, так и конкретных консультаций, связанных с организацией учебного процесса, рецензирований учебников и учебных пособий, учебных планов, проекта Государственного стандарта высшего образования по специальности "историко-архивоведение" и др.

Особая признательность должна быть высказана в адрес руководства и сотрудников Государственной архивной службы Украины, Украинского НИИ архивного дела и документоведения, Института украинской археографии и источниковедения им. М. С. Грушевского НАНУ (Р. Я. Пирога, Г. В. Боряка, К. Е. Новохатского, И. Б. Матяш и др.), которые содействовали появлению у нас ряда учебных пособий, щедро делились и продолжают делиться собственным опытом, зафиксированным в форме всевозможных научных работ, учебных пособий, методических рекомендаций и т. п. Мы весьма благодарны Московскому историко-архивному институту, оказавшему значительное содействие, особенно на начальном этапе, становлению и развитию кафедры.

К настоящему времени сотрудниками кафедры подготовлены и изданы учебные пособия по основным учебным дисциплинам - архивоведению, источниковедению истории, Беларуси, истории и организации делопроизводства в Беларуси, исторической информатике, методологии истории и др.

Важной формой подготовки специалистов, на наш взгляд, является вовлечение студентов в научную деятельность через их участие в различных научных и студенческих конференциях, семинарах, круглых столах. И следует заметить, что за последние несколько лет по инициативе и с участием кафедры было подготовлено и проведено несколько только международных научных конференций, на которых активное участие принимали и студенты архивного отделения, выступая по различным вопросам архивоведения, археографии, источниковедения и т. д. В их числе - "Исторические источники: проблемы классификации, изучения и преподавания" (1998), "Проблемы белорусской археографии (к 175-летию выхода в свет "Белорусского архива древних грамот")" (1999),""Архивы на пути в ХХ1 век" (2000) и др. На только что завершившейся Второй белорусско-польской архивной конференции (10-11 октября 2001 г.) как раз были широко представлены студенты старших курсов отделения архивоведения, выступавшие с сообщениями о правовых аспектах реституции в отношении белорусских архивов, использовании возможностей, предоставляемых Интернетом для архивиста и т.д.

Анализ дипломных сочинений, подготовленных и защищенных студентами четырех выпусков отделения, показывает, что в большинстве своем - это оригинальные, основанные на архивных документах работы, имеющие в ряде случаев как практическое, так и научное значение.

Целью отделения архивоведения, на наш взгляд, является достижение двуединой задачи, а именно: во-первых, обеспечение архивной отрасли республики квалифицированными кадрами, в совершенстве владеющими как методикой архивно-археографической работы, так и современными техническими средствами, которыми оснащены наши архивы, и во-вторых, подготовка конкурентноспособных специалистов, которые будут востребованы на рынке труда. Предварительный анализ предыдущих выпусков показывает, что в основном эта задача пока что выполняется. Выпускники архивного отделения работают не только в органах управления архивным делом, архивных учреждениях и отраслевых НИИ, но и в других министерствах и ведомствах Беларуси (Министерстве обороны, Министерстве внутренних дел, Государственном таможенном комитете, Академии управления при Президенте Республики Беларусь, ряде банковских структур и т.д.).

Для того, чтобы очевиднее представить себе, каким образом достигается решение этой задачи, обратимся к такому нормативному документу, как уже упоминавшийся "Государственный стандарт высшего образования" по специальности "историко-архивоведение". Он был утвержден ректором БГУ и введен в действие с 1 сентября 1999 г. Нельзя не отметить, что важное место в нем (наряду с общегуманитарными и социально-экономическими дисциплинами) занимают общепрофессиональные и специальные дисциплины исторического цикла, а также информационные технологии. Совершенное владение последними, на наш взгляд, значительно расширяет возможности наших воспитанников на рынке труда.

В соответствии со стандартом объектами профессиональной деятельности специалистов, которые оканчивают отделение архивоведения, являются: Национальный архивный фонд, Государственный архивный фонд, делопроизводство, организация архивного дела, теория и методика архивного дела, комплектование, учет, обеспечение сохранности документов, их использования и т. д. Исходя из этого, сфера профессиональной деятельности специалистов распространяется на органы архивного и информационного управления, научно-исследовательские учреждения и архивы системы Государственной архивной службы Беларуси, архивы госсектора, временные архивы для временного депозитарного хранения, рукописные отделы и отделы редких книг библиотек и музеев, а также на системы документационного обеспечения управления в государственных учреждениях, общественных организациях, сфере частного бизнеса и предпринимательства.

В связи с тем, что целью данной статьи не является пространное изложение методики подготовки кадров историков-архивистов в Беларуси (это уже нами сделано в периодическом издании белорусских архивистов - журнале "Архивы и делопроизводство" [25]), мы попытались лишь в самых общих чертах обозначить данную проблему в исторической ретроспективе с тем, чтобы, сравнив некоторые ее составляющие, выделить те из них, которые продолжают оставаться актуальными для архивного дела Беларуси и сегодня.


  1. Архівознавство: Підручник для студентів вищих навчальних закладів Украіни / Редкол. Я.С. Калакура та ін. - К., 1998. - 293 с.
  2. Подробнее о нем см.: Шумейко М.Ф., Жумарь С.В. Архивист и археограф Дмитрий Довгялло // Архивы и делопроизводство. - 1999. - № 1. - С. 43-51.
  3. Подробнее об отделении см.: Шибеко З. Из истории Витебских археологических "курсов" // Неман. - 1980. - № 6. - С. 188-190.
  4. Национальный архив Республики Беларусь (далее НАРБ), ф. 249, оп. 2, д. 162, л. 27.
  5. См.: Хмяльніцкая Людміла. Гісторык з Віцебска (жыццяпіс Аляксея Сапунова). - Мн., 2001. - 161 с.
  6. См., напр.: Кучеренко В.Н. Обзор документов архива А.П. Сапунова в Витебском областном краеведческом музее // В кн.: 90 гадоў Віцебскай вучонай архіўнай камісіі. Матэрыялы навуковай канферэнцыі 24 лістапада 1999 г., - Віцебск. - Мн., 2000. - С. 45-47.
  7. Первая всебелорусская конференция архивных работников 12-15 мая 1924 г.: Док. и мат. - Мн., 1999. - С. 42-43.
  8. Там же. - 120 с.
  9. Б.Р. Брежго перечислял в основном цикл тех дисциплин, которые читались в Московском археологическом институте, включая и его Витебское отделение.
  10. Первая всебелорусская конференция. - 119 с.
  11. См., напр.: Беларуская гістарычная энцыклапедыя. - Мн., 1996. - Т. 3. - С. 272-273 (статья А. Лиса "М.В. Доўнар-Запольскі").
  12. Первая всебелорусская конференция. - 43 с.
  13. Там же. - 44 с.
  14. Там же. - 53 с.
  15. Козак К.І. Доўнар-Запольскі і яго роля ў арганізацыі архіўнай справы Беларусі // В кн.:Даследчык гісторыі трох народаў: М.В. Доўнар-Запольскі: Зборнік навуковых артыкулаў і дакументаў / Пад рэд. В.М. Лебедзевай. - Гомель-Рэчыца, 2000. - 114 с.
  16. В настоящее время этот курс лекций, хранящийся в личном архивном фонде известного белорусского историка и археографа Н.Н. Улащика в Отделе редкой и рукописной книги Научной библиотеки им. Я. Коласа НАНБ, готовится нами к публикации.
  17. См.: Жумарь С.В., Карев Д.В., Шумейко М.Ф. Очерки истории архивного дела в Беларуси (ХV в. - 1991 г.) - Мн., - 1999. - 129 с.
  18. Бюлетэнь ЦАК БССР. Мн., 1933. № 1 (ротаторн. экз.) - 20 с.; НАРБ, ф. 249, оп. 1, д. 569, л. 26-43.
  19. См.: НАРБ, ф. 249, оп. 2, д. 193 (Личное дело И.Н. Шабатина).
  20. Тихомиров М.Н. Российское государство ХV-ХVII веков. - М., 1973. - 382 с.
  21. Колесников И.Ф. Палеография документальной (архивной) письменности // Архивное дело. - 1939. - № 4(52). - 19 с.
  22. См.: Архивное дело в БССР (1918-1968): Сборник законодательных и руководящих документов. - Мн., 1972. - С. 96.
  23. Цит. по: Шумейко М.Ф. Подготовка кадров архивных работников в Беларуси: прошлое и настоящее // В кн.: Тезісы міжнароднай навукова-тэарэтычнай канферэнцыі "Архівазнаўства, крыніцазнаўства, гістарыяграфія Беларусі: стан і перспектывы" 1-2 снежня 1993 г. - Мн., 1993. - Ч. 2. - 120 с.
  24. Подробнее об этом см. там же.
  25. См.: Козак К.І., Шумейка М.Ф. Аб падрыхтоўцы гісторыкаў-архівістаў на гістфаку Белдзяржуніверсітэта // Архівы і справаводства. - 2000. - № 2. - С. 48-52.
На початок
На початок